• Мы донские казаки
  • -
  • казачий хор
00:00 / 00:00

    На самом деле хутор,расположенный между двух станиц - Раздорской и Мелиховской. Станица Раздорская - самая первая столица Донских казаков. Очень живописное место, поверьте. Напротив станицы - остров Порчный. Вот там когда-то и была самая первая столица нашего казачества. Но остров по весне заливала полая вода, и казаки решили перенести свои поселения на сушу, напротив острова. Стоит она под укрытием скифских курганов. Как и наш хутор Пухляковский, юрт станицы Раздорской. Юрт - это значит, хутор с землею и, в какой-то степени, часть станицы. Правда, мы, пухляковцы, считаем себя вполне самостоятельными и независимыми людьми. А вот наша ближайшая соседка, станица Мелиховская, расположенная чуть ниже по течению Дона, жмется к буграм, а не к Дону. Тоже по-своему красивое место. Но я люблю свой Пухляковский хутор особенной любовью - нежно, преданно, без оглядки. Люблю его жителей, то есть хуторян - и тех, уже немолодых, которых знаю с детства, и новые поколения казаков и казачек, выросших на моих глазах. люблю Дон в любое время года, но особенно летний - теплый, ласковый, переливающийся под солнцем голубоватым серебром...

   До сих пор убежден, что нет места лучше, красивей на земле...Только невозможно передать всю эту красоту, как бы не пыталось нашептывать перо на бумаге, что у нас самые кудрявые из всех, где-либо существующих донские чаши - кусты в виноградных садах, что нигде более так не умеют петь старые казачьи песни и вряд ли можно любить реку такой ни с чем не сравнимой сладкой и грустной ревнивой любовью, как люди любят здесь свой единственный Дон.

                                АНАТОЛИЙ КАЛИНИН

Володин курган... Осень, зима, весна... Течет время, Дон течет, а курган стоит. Вероятно, еще с тех времен, когда в наших степях кочевали скифы... Калинин воспел донскую природу во всех своих произведениях. Как и наш хутор - Вербный, то есть Пухляковский.

Дон-батюшка течет мимо нашего родного хутора вот уже сотни, а, быть может, и тысячи лет. Когда-то это были безлюдные места, зато зверям и птицам раздолье безбрежное. Теперь их  люди потеснили, понастроили дома, проложили всякие коммуникации. Давно уже не видно сусликов в донской степи, оживлявших ее своим свистом. Да и орлы почти исчезли....

Сохранились еще кое-где казачьи курени... Зимой жарко в верхней зале от одной-единственной печки, летом прохладно в низах безо всяких кондиционеров. Теснят курени новые дома со всеми городскими удобствами. А вместе с разрушающимися от времени казачьими куренями уходит и былая жизнь с ее традициями, нравственными устоями. Еще Лев Толстой говорил, что именно казаки создали Россию. Правда, с тех пор стала она поменьше...

С одной стороны - Дон, с другой бескрайние степи... А сам хутор Пухляковский раскинулся под буграми, древними скифскими курганами, которые надежно защищают его от ненастного северного ветра. Воздух напитан запахами степного разнотравья - особенно это чувствуется, когда идет дождь, сбегая с бугров потоками и ручейками, настоенными на степных травах. 

         СТЕПИ  РОДИМЫЕ

Навевающие уныние

На туриста случайного

И на гостя заезжего,

На столичного щеголя,

Степи полупустынные.

Неоглядно бескрайние

По сыновьему нежно

Люблю вас до боли.

Вы, меня породившие

И потом окрылившие
В ранний час для полета;

Вы меня, утомленного,

Вы меня ж, опаленного,

В поздний час и возьмите.

Под курган свой положите,

Хоть и песен не сложите -

Их слагать полагается

Только в память героям.

Но и тем буду счастлив я,

Что глаза свои тусклые

Я на вашей горячей

На груди я закрою.

          АНАТОЛИЙ  КАЛИНИН

Зовут в Москву в Кремлевском зале

Наказ с трибуны выполнять,

Но как могу я без печали

Донскую осень покидать?

Такую синь родного неба,

Такое золото ветвей,

И прошву будущего хлеба

На черном бархате полей.

И лес, унизанный грачами

У этой осени в плену,

И ту звезду,что мне ночами

Мерцает в небе и в Дону.

      АНАТОЛИЙ  КАЛИНИН

  В тот год Дон-батюшка широко и привольно разлился, затопив остров, луга задонья и некоторые подворья. Однако умные казаки селились по берегу Дона таким образом, чтобы их дома не пострадали от весенних вод. Ну, а земля, напитавшись донской водицы, становилась настоящей матерью-кормилицей. Увы, сейчас мелеет Дон, уходит от станиц и хуторов... Прогневили мы матушку-природу.

Сползая улицей станичной

В развилок Дона и Донца,

На острие страды пшеничной

Трепещет запах чабреца.

И в трюме тесном умещаясь,

Плывет потом по быстрине,

Под ветром низовым качаясь

На древней разинской волне.

Быть может, где-то, разгружая

Корабль,пропахший чабрецом,

Земляк, внезапно обмирая,

В зерне зароется лицом.

   АНАТОЛИЙ  КАЛИНИН

На среднем Дону, где казаки жили богаче, чем на верхнем, курени строилои просторные, с прохладными в летнюю пору низами, в которых и жили в жару. А на верхнем этаже, где была всего одна печь, всегда было тепло - и в зале, и в спальнях. И крыши крыли не чаканом, а листовым железом и даже черепицей. Чаканом крыли летние кухни - летницы, - где обычно готовили еду в теплое время года. Прадва, зимой в этих летницах было очень тепло, даже жарко, и там часто жили старики либо ночевали богомольцы. На Дону в каждой станице и даже небольшом хуторе были храмы, построенные на денгьи местных жителей. В нашем хуторе тоже был храм с престолом Иоанна Предтечи. Храм был деревянный и сгорел в тридцатые годы от удара молнии.

             Храм на хуторе Сусат

Храм Покрова Пресвятой Богородицы в старом казачьем хуторе Коныгин, юрт станицы Раздорской.

 Храм старого казачьего хутора Крымский. Добротно и красиво строили казаки в старину. С особенно любовью возводили храмы, куда обычно ходили с раннего детства и семьями. Дети пели на клиросе, взрослые убирали в церкви, по праздникам собирали на стол всякую снедь, угощали прохожих. Вино рекой лилось, да только с умом пили - за столом все сидели, а не под столом валялись. И состязания обычно устраивали. Может ли казак не погарцевать на своем коне перед девчатами?..

Казаки гарцуют нынче в основном по праздникам. Но если вдруг пробьет страшный для России час, все как один станут на защиту своей единственной Родины.Как это случалось уже не один раз в истории.

  Внутри казачьего куреня всегда  уютно и чисто. В зале на столе стоит самовар, сундук возле печки застлан одеялом - вдруг кому-то захочется прикорнуть на  нем либо просто посидеть. Ну, а печка отапливает и залу, и хозяйскую спальню, и кухню и даже дальний закуток, где спят дети.  

 А под окном раскинула свои отягченные спелыми плодами ветви жердела, то есть абрикосовое дерво. На Дону очень своеобразная речь - певучая, как песня, словечки сочные, вкусные так и сыпятся. Успевай их только подбирать и записывать. Куда более благодарное дело, чем те же заимствования из иностранных языков вроде "ваучера", "брифинга", "саммита", "кастинга" и так далее. Наша история .веками измеряется, той же Америке, считай, без году неделя. А мы ловим жалкий лепет этого воинствующего младенца и стараемся заменить им свои родные слова и понятия.  

            ПЕСНЯ  КАЗАЧКИ

Я ложиться покуда не буду,

А для мужа носок довяжу

И дурную телушку поблуду

На пеньке у ворот подожду.

Но бывает, хотя и не часто,

Что и сам припожалует он,

Как пораньше дохлещет у Таськи

Самогон и уклонится в сон.

А когда он домой приползает,

То и мне его жалко до слез,

Как он снова и снова рыдает,

Что колхоз наш пошел под откос.

Я его и кляну, и жалею,

И на лавке вожжою лечу,

А, понюхав рубаху, зверею

И на Таську железку точу.

А наутро, не вспомнив ни разу,

Всё, что я от него выношу,

Я ему голубую заразу

В опохмелку сама подношу.

И пока вооруженный косою

Не уйдет он на луг на покос,

Во дворе я топчусь над плитою,

Чтоб с собою он пышки унес.

                     АНАТОЛИЙ  КАЛИНИН

Есть Русь Димитрия Донского,

Была и Киевская Русь,

Есть Русь и Поля Куликова - 

И Русь Донская будет пусть.

       АНАТОЛИЙ  КАЛИНИН.

Это текст. Нажмите, чтобы отредактировать и добавить что-.

Дорогие мои пухляковцы! Писал о Вас, писал для Вас... Вы дороги мне. Вы вдохновляли меня, поддерживали своей любовью, своим пониманием...

                                                          Всегда Ваш  АНАТОЛИЙ КАЛИНИН.

Страну еще не растерзали,

Не разорвали на куски.

Толстой сказал: ее собрали

Не кто иной, а казаки.

Не красный цвет, не белый цвет -

Един казачества портрет,

Но я боюсь, что кто-то рад

Его на части разорвать.

     АНАТОЛИЙ  КАЛИНИН

Нет, я не белый и не красный,

И я не ворон, не орел, -

Я просто сын страны несчастной,

Переживающей раскол.

И Дон, свой пусть наметив длинный

Издалека через века,

Всегда останется единым

И как земля, и как река.

АНАТОЛИЙ  КАЛИНИН

  "И ВЕШНИХ КРЫЛЬЕВ ПЛЕСК..."

   Таким я нашла это фото пухляковцев - и не хочу его портить улучшениями и прочими фокусами. На обороте рукой АНАТОЛИЯ  КАЛИНИНА написано:  "1949 г.

   х. Пухляковский".